Лора Зиндер (larazinder) wrote,
Лора Зиндер
larazinder

Тайна Аладина

Выход в финал премии Кандинского Аладдина Гарунова (в номинации «Проект года») для многих стал неожиданностью. Не каждому специалисту было известно его имя, хотя рожденный в Дагестане художник уже более 30 лет живет в Москве, его выставки проходят редко, да и сам он предпочитает не светиться на тусовках. Всеобщее внимание к Гарунову привлек его последний проект «Зикр», микс своеобразного мусульманского поп-арта, религиозного искусства и игры на актуальной теме.

аладин5

Не так давно Аладдин приезжал в Черногорию. За вдохновением и поиском новых идей. Он нашел гармонию в окружающей здесь его природе. И даже захотел приобрести себе небольшой кусочек Адриатики. Мы решили узнать у Аладдина о его дальнейших творческих планах и просто поговорить с ним о жизни.



- Аладдин, расскажите,  как вы стали художником?

- Я родился в Дагестане, окончил художественную школу в поселке Мамедкала, известную в советское время свободной от какого-либо диктата программой обучения. Когда я учился в первом классе, то приходил к одному моему дальнему родственнику: он рисовал на школьных учебниках те рисунки, которые обычно рисуют на зоне. Я приходил к нему смотреть эти рисунки, а он их от меня прятал. Пробирался к нему, как в Третьяковку. Для меня это был целый мир. Я поступил в Строгановку, правда, только с третьего раза. Тогда ректором был Захаров, который построил сталинские высотки. Он плохо относился к дагестанцам — один дагестанец так ему пригрозил за то, что его не брали, что он дагестанцев не принимал в институт девять лет. Я поступил только тогда, когда приехала проверяющая комиссия со стороны. Студентом я был не очень хорошим, потому что не ходил на неинтересные мне предметы — историю партии и научный коммунизм. А с меня и не требовали. Думали, что я с гор спустился, и относились ко мне снисходительно.

- Вас задевало такое отношение?

- Я с юмором к этому относился и даже подыгрывал им: «Я нэ знаю, да…» И они так и думали. А в общежитии в спорах об искусстве я был первым. После того, как окончил институт, начал выставляться как скульптор. Даже сделал скульптуру на тему Отечественной войны в кубистической манере. Ее потом установили под Сергиевым Посадом.

- Почему вы обратились к теме зикра (исламской духовной практики), сделав одноименный проект? Что вы конкретно вкладываете в это название? Что оно для вас?

аладин2

- Меня всегда притягивала тайна. Я пытался увидеть в простых вещах множество измерений. Я помню, как наблюдал в горах Дагестана высеченные на камне мистические знаки, а в местах паломничества мусульман — привязанные кусочки ткани с молитвами. Все это меня очень волновало. Сейчас мой основной источник вдохновения — это суфизм в исламе. В моем творчестве я пытаюсь совместить противоположные вещи — духовное и бездуховное. Понятие «зикр», или «поминание», отсылает к исламской духовной практике. Во время зикра могут совершаться особые ритмизированные движения, иногда принимаются определенные позы и контролируется дыхание.

- В одном интервью вы как-то упомянули, что вас трогает проблематика современного мира с глобализацией, стиранием национальных и религиозных особенностей. Не могли бы вы об этом чуть подробнее?


- Глобальность массовой культуры поп-арта и этническая традиция – понятия во многом несовместимые. Именно эту «пограничность», борьбу противоположностей рассматривает «Зикр», доводя образы до чистой метафоры. Оставаясь художником и мусульманином, я больше интересуюсь проблемами духовного бытия человека в современном индустриальном жестком мире. Парадоксально, что эти два противоположных понятия соседствуют, соприкасаясь и влияя друг на друга. Я исполнил Зикр художника, используя атрибуты двух противоположных миров. Это еще и противопоставление двух цивилизационных моделей: технически развитого Запада и традиционно патриархального и духовного Востока

-
Вы считаете свое искусство религиозным?

- Нет-нет. Я не хотел бы, чтобы мое искусство называли религиозным. Потому что это другая ответственность. Жесткое исполнение ритуальной составляющей ислама вытеснит из меня художника. Я потеряю творческую свободу. Я верю сердцем. Не совсем правильно говорить, что я мусульманский художник. Меня волнует чисто художественный момент. Пластическая составляющая моего искусства, начиненная духовным содержанием, - и есть цель моего творчества.

- Чья философия вам ближе всего? Что вас вдохновляет на творчество?

- Я всегда был близок к суфизму. Поэтому меня всегда интересовала возможность выразить духовное через, скажем, компьютерную обработку фотографий, использование неожиданных предметов – остатков промышленных материалов, например, и т. п. Вообще, я всегда тяготел к современному искусству. Будучи студентом, записался в библиотеку иностранной литературы и сидел, скрупулезно изучал западные журналы, книги. Мне очень нравится период 1920-х годов — Малевич, Кандинский, Родченко. И нравится нью-йоркская школа живописи — Джексон Поллок, Барнет Ньюман, Роберт Мазервел. Искусство, где нет поверхностной красоты, а есть простота, но в этой простоте заключена мощная внутренняя сила.

аладин4

- Поиск своего материала всегда связан с внутренней эволюцией художника.  У вас это, насколько я поняла, резина?

- Резина — это черный сгусток краски и формы. Очень емкий материал: в нем есть момент скульптурности, она и мягкая, и упругая. В черном цвете присутствуют все цвета. Резина самодостаточна. В ней есть тайна. Я использую резину в контексте взаимодействия с другими материалами – мех, ковер, золото. Это аллегория диалога Востока и Запада.

- Сколько стоит,  к примеру,  заказать у вас портрет?

- Мои работы стоят в районе 20 тысяч евро. Портреты обычно не делаю, но если это будет творчески интересно, то могу сделать скульптурный и живописный портрет за 10-12 тысяч евро.

- Кто покупает ваши работы?

- Семь работ купил Музей современного искусства. В Русском музее две работы. В Америке и во Франции есть. В Швейцарии.


- А как вы себя ощущаете в Черногории? Нравится ли вам здесь?

- За эти две недели я объездил всю Черногорию, жил в Будве у друзей, которые возили меня везде на машине. Я буквально влюбился в эту красивую страну, где есть горы, море и солнце, а эти три понятия заложены в основу моего понимания мира. Родившись в Дагестане, я увидел в Черногории много общего с моей родиной. Мне хотелось бы иметь дом или мастерскую в горах с видом на море.

- В каких странах у вас были выставки?

- До сих пор предпочитал выставляться в России, но сейчас меня интересует работа на международном рынке искусства. Мои работы есть в коллекциях в Нью-Йорке, Париже, но в основном, в лучших российских частных собраниях и коллекциях российских музеев: Русский музей, Третьяковская Галерея, Московский Музей Современного Искусства и Государственный Центр Современного Искусства, Фонд Кандинского. Если то, что я делаю сейчас, не показать в Дубае, Стамбуле и, конечно, где-нибудь в Европе, потом все это устареет. В Москве я уже задыхаюсь, мне нужно на свежий воздух. Совсем скоро у меня будет персональная выставка на Арт-Дубай, затем в планах выставка в Лондоне, ну, и участие в крупных международных выставочных проектах.

- Как вы проводите досуг?
-

Стараюсь его проводить на море. Хожу на концерты и в театр. Из недавнего очень понравился концерт иранской классической музыки и «Три товарища» в театре «Современник» с Чулпан Хаматовой в главной роли.


Tags: аладин гарунов. зикр. лора зиндер.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments