Лора Зиндер (larazinder) wrote,
Лора Зиндер
larazinder

Переменить обстановку

саша

...Бездна, в которую ты погружаешься, в тебе самом.

…О том, что бывший парень изменил ей с ее лучшей подругой,  Александра старалась не вспоминать. Она слонялась по прибрежным черногорским кафешкам, заказывала мохито или «кафу»*, в зависимости от состояния опьянения. Когда голод давал о себе знать, ела шопский* салат.  Москва начала казаться чем-то далеким и нереальным, как сон,  оставшийся в памяти смутными образами и обрывками диалогов.
Сентябрь в Черногории выдался теплым и ласковым, людей на пляжах было немного, но все же достаточно, чтобы не чувствовать себя одиноко.
За семь дней  Саша постепенно втянулась в  местную жизнь Петроваца, маленького приморского городка на Адриатическом море. Знакомая менеджер по туризму оказалась права, утверждая, что
«Вообще, Черногория  – маленький рай на Земле». Ее слова Саша оценила позже, в момент бронирования авиабилетов и апартаментов в агентстве, она была под сильным воздействием валерьянки, которую глотала в больших дозах на протяжении последних нескольких  суток.  Вместо успокоения или забвения, чего так хотелось девушке, валерьянка принесла ей полное отупение: похожая на замороженную рыбу с магазинного прилавка с бессмысленными выпученными глазами,  Александра и пришла в туристическое агентство.
- Мне все равно, - она безвольно махнула рукой, - отправляйте  куда-нибудь. Шенгена нет, деньги есть,  вылетать могу хоть завтра.
- Тебе не помешает переменить обстановку, - задумчиво глядя на нее, заметила менеджер Марина, сестра мужа бывшей коллеги Александры. Сашина судьба была решена в течении двух минут, ровно столько понадобилось Марине, чтобы закрыть свою страницу «в контакте» и выбрать горящее предложение номер один в листе ожидания.

Petrovac

2
В Черногории  Саша подружилась с соседями по апартаментам. Завтрак был включен в стоимость проживания, и  каждое утро она спускалась на террасу, увитую зеленью,  где хозяйка апартаментов готовила завтрак: тосты с каймаком*, омлет с сыром, и палачинки* c мармеладом. Ее соседями были парочка питерских студентов, очень воспитанные парень с девушкой,  сербская бабушка  с капризным пятилетним внуком и две веселые подруги из Украины, которым было «немного за 30» и они приехали в Черногорию отдохнуть от работы и как следует повеселиться. Они вели очень активный образ жизни: днем ездили на экскурсии, вечерами ходили в бары и на дискотеки, активно знакомясь с местными мужчинами. Утром за завтраком они весело рассказывали о своих приключениях.
Саша даже иногда ходила с кем-то из них на море, но чаще предпочитала одиноко сидеть в барах, слушая музыка с айфона,  прислушиваясь к чужим разговорам и бессмысленно глядя в море.
Она успела уволиться с работы за два месяца до того, как узнала о неверности любимого, собираясь за него замуж и планируя ребенка. Они вместе бросили курить и перешли на сухое красное по пятничным вечерам.  Теперь она снова дымила как паровоз и заливала в себя коктейль за коктейлем.

3

Сашин отпуск уже подходил к концу,  оставалось неполных три дня до возвращения в Москву, где ей надо было искать квартиру, работу и… новую себя.
- Я могу вас чем-то угостить? – приятный английский прервал ее размышления. Она вздрогнула и увидела перед собой симпатичного светловолосого парня в темно-синей футболке-поло. Он еще раз повторил свой вопрос.
- Нет, спасибо, - сказала она, но поняла, что совсем не против нового знакомства.
Парень представился Виктором, рассказал, что живет в Германии, в Черногории открывает свой бизнес – зал игровых автоматов.  Александре стало интересно. Она вдруг подумала, что стоило бы обновить облупившийся лак на краях ногтей, и вообще,  зря она одела сегодня именно этот дурацкий сарафан.
Виктор заказал для нее греческий салат, сэндвичи с тунцом и все выглядело так, как будто они уже давным-давно знакомы, настолько все было  легко и гармонично.
Потом он повез ее на своем крутом джипе с немецкими номерами смотреть закат на Аде Бояне*,  на песчаный пляж Боро-Боро*, а потом есть чорбу* и свежевыловленных огромных тигровых креветок в одном из речных ресторанчиков на сваях где-то за Ульцинем.
А потом  у него в номере в Баре в отеле  с романтическим названием "Принцесса" был секс  и разговоры на балкончике почти до самого утра, за которыми они как-то незаметно «приговорили» бутылку виски с кока-колой.
4

Оставшиеся дни пролетели как минуты. Виктор  заехал за Сашей в апартаменты,  чтобы отвезти ее в аэропорт, и ждал внизу, пока она переоденется.
До Саши доносились смех и оживленная болтовня Виктора  с украинскими подружками. Одна из них уже добавляла его «в друзья» на facebook.  Cашу даже покоробило  от такого «дружелюбия» соседки и «коммуникабельности» Виктора.
В аэропорту он крепко держал ее за руку, а потом сказал ей очень серьезно:
- Не улетай,  Александра…
От счастья у нее перехватило дыхание и закружилась голова. Она смогла ему лишь слабо кивнуть.
- Да, я хочу остаться с тобой, Виктор…
- Мы будет вместе строить мой бизнес, - сказал он взволнованно. Я всегда искал такую женщину, как ты…
Александре очень сильно захотелось уточнить, «а такую женщину, как я, это какую?»
Но она промолчала, почувствовав себя как моряк,  который долго кружил по миру, а потом, наконец, обрел свою тихую гавань.
Даже если бы  Саше в тот момент консилиум гадалок с оракулами и прорицательницами посоветовали бы бежать к самолету, пока не поздно, и улетать от надвигающегося кошмара как можно дальше, вряд ли бы она к ним прислушалась. Разбушевавшийся оркестр эмоций в груди обещал ей счастье unlimited.

5

Из аэропорта они прямо с  вещами переехали к нему в отель, где идиллия продолжилась. Чувства крепчали, а  секс все улучшался.
В Москве  Александру никто не ждал, родители не особенно интересовались жизнью тридцатилетней дочери. Их младшие сыновья-погодки вступали в опасный переходный возраст и требовали все больше сил и внимания уже немолодых родителей.
Но постепенно счастье Александры  начинало  блекнуть, теряя яркие краски восторженных эмоций первых дней знакомства с Виктором , однако до заката  было еще далеко. Виктор оказался жаден,  они сняли квартиру,  которую  он лично оплачивал, а все остальное: продукты, бытовые мелочи, хозяйственные предметы Саша покупала сама. Никогда до этого не интересуясь приготовлением домашних блюд , она вдруг начала готовить, находя рецепты на известных кулинарных блогах Ники Белоцерковской или Юлии Высоцкой.
В свободное время Саша искала заказчиков через интернет и делала технические переводы с английского, как когда-то в студенчестве.
В Баре они открыли зал  игровых автоматов , где по вечерам Александра работала администратором. Публика собиралась разношерстная, студенты, местные бандиты-рэкетиры, случайные люди… В ее обязанности входило следить за порядком, контролировать работу двух официанток и охранника.
За первые три месяца работы в зале автоматов она не получила от Виктора ни одной зарплаты, но он скрупулезно все записывал и обещал, что как только они раскрутятся,  Александра получит не только зарплату, но и щедрое вознаграждение.
6

Однажды у  Виктора возникли какие-то очень срочные дела в Германии, он уехал на несколько дней, сухо попрощавшись по телефону, и даже не заехав домой ни за вещами, ни попрощаться с Сашей.
Александра сначала расстроилась, а потом придумала себе много «важных» дел: как следует убрать их съемную квартиру, отвезти ковры на такси на мойку, купить в китайском магазине каких-нибудь хорошеньких уютных вещичек типа вазочек, салфеточек и  аромалампы со свечами.
Она сделала все намеченное, и в пятницу утром  принялась за яблочный тарт татен по рецепту Юлии Высоцкой.

content_2Т

Курица в горчично-лимонном соусе, начиненная яблоками,  уже дожидалась своего часа в холодильнике, когда Саша вдруг вспомнила, что не вытерла пыль со шкафа  в их спальне. Она взяла мокрую тряпку и подвинув стул к высокому шкафу, забралась на него. На шкафу у самой стены стояла большая картонная коробка. Саша решила ее снять, чтобы как следует протереть пыль на шкафу. Сняв коробку, она машинально заглянула в нее. Там лежали документы Виктора.  Машинально открыв паспорт, лежащий в самом верху, она с удивлением
Прочитала о том,  что Виктор Дедай был рожден в  Приштине 17 марта 1967 года. Это шло в разрез с тем, что он рассказывал ей о себе и о своем «немецком» происхождении. Картинка рухнула как карточный домик.
7

Румяная курочка уже выглядывала из духовки, когда раздался звук открываемых дверей.
- Милая, вот и я, - Виктор прошел в кухню, не разуваясь. В руках у него были две бутылки шампанского.
- Привет, любимый, - она нежно кинулась ему на встречу. Будем ужинать?
- Конечно, красотка, - он хлопнул ее по попе. Шампанское положи в холодильник?
За ужином Виктор шутил больше обычного, и  Саша постепенно отвлеклась от мучавшего ее вопроса. Виктор отметил, что еда,  как всегда,  прекрасна. И тут Александра не выдержала:
- Милый, - начала она нерешительно.  Я тут убирала в квартире и ээ.. кое-что нашла…
Он нахмурился и вопросительно посмотрел на нее.
- Я случайно нашла твой паспорт… - продолжила она. Там написано…
Его лицо мгновенно потемнело от злости.
- Ты копалась в моих документах, сука? – неожиданно злобно сказал он. Голубые глаза стали злыми и холодными. Он вскочил и со всех сил кулаком ударил ее в нос. От захлестнувшей ее обиды слезы ринулись потоком, а почувствовав на губах соленый привкус, Саша  догадалась, что это - кровь.
Она вскочила и бросилась к двери, но Виктор ее опередил.  Она пыталась защищаться от его ударов, прикрываясь ладонями, но он избивал ее так холодно и методично, как боксер грушу в спортивном зале, рассчитывая удар, примериваясь, нанося удар за ударом…
Ей показалось, что она теряет сознание, перед глазами разноцветные пятна крутились, как в детском калейдоскопе,  как вдруг очутилась в своей школе  у доски с таблицей умножения, а строгая  Алла Федоровна спросила ее:
- Матвеева, ты опять не сделала домашнее задание?
Саша  опустила голову и увидела свои когда-то белые, но ставшие уже темно-серыми носки, и стоптанные сандалии из детского мира. После этого она провалилась в темную яму…
8

Она очнулась от того, что кто-то звал ее по имени и не сильно хлопал по щекам. Виктор. Она вспомнила ужас последнего часа и внутренне содрогнулась. У нее болели нос, плечо, рука, нога, все тело ныло. Она попробовала пошевелиться  и тут же застонала от боли.
-  Александра, - сказал Виктор. Прости меня. Но ты была наказана…
Он отнес ее в их спальню на руках и заботливо укрыл пледом. Сам рухнул рядом и в ту же секунду уснул.  Саша полежала немного в полной темноте, ей было жутко как в фильме ужасов. Она ощущала ужас на каком-то животном уровне, как будто он был разлит в воздухе.
Потихоньку она выползла из под одеяла и, прихрамывая, вышла в коридор. Зрелище в зеркале было грустным: лицо в кровоподтеках, запекшаяся корка крови на лбу, разбитая верхняя губа. Под левым глазом нечто похожее на фингал. Ну душе было так тревожно и мерзко, что хотелось завыть или зарыдать.
Она выбралась из квартиры, не думая о том, что на улице – глубокая ночь. Как в классическом фильме ужасов, ей хотелось бежать как можно дальше. На ней были легкая майка и шорты, на ногах – сланцы на босу ногу. В руках – ее паспорт и бумажник с двумястами евро и какой-то мелочью.
Таксист сначала отшатнулся,  увидев ее мертвенно-бледное лицо с кровавыми подтеками, но потом кивнул:
- Поехали…
«Жаль, что сегодня не Хэллоуин», усмехнулась она про себя. Хоть на гриме бы сэкономила. Она совершенно не представляла куда ехать, но почему-то решила вернуться в Петровац в апартаменты, где жила, когда только приехала. Ей повезло с таксистом, который даже не взял денег за проезд, наоборот, оставив свой телефон со словами «ну, ты, это, звони, если что».
А во дворе, на  террасе апартаментов  сидела одна из украинских девушек, Олеся,  с каким-то молодым человеком, перед ними стояла почти пустая бутылка «Вранца»* и два бокала. Увидев Сашу, она вскрикнула и запричитала:
- Сашенька, Господи… Кто ж тебя так?
- Я хочу лечь, помоги мне, -  прошептала Саша, чувствуя,  что она снова близка к обмороку. Олеся с молодым человеком перенесли ее на кровать, проваливаясь в сон, Саша чувствовала холодное и мокрое полотенце на лице, которым ее бережно обтирала Олеся.
9

За 2 дня жизни в апартаментах Саша окончательно подружилась с Олесей, которая, как выяснилось,  осталась жить в Черногории, ведя блог о жизни в стране с заметками и фотографиями, и встречаясь с женатым Гораном. От Сашиной истории Олеся пришла в ужас, посоветовав «больше никогда не иметь дел с этим ублюдком». И Саша с тяжелым сердцем пообещала. Но «ублюдок» уже обрывал телефон и забрасывал ее смс-ками «Не могу жить без тебя», «Прости меня» и «Люблю тебя». Олеся тащила ее в полицию написать заявление на Виктора, и в больницу снять следы побоев. А Саша в глубине души даже начала скучать по Виктору…

il-pochemu-muzh-menya-ne-tsenit-450x300
Когда она увидела знакомую машину перед домом, у нее забилось сердце от радости. К счастью, Олеси не было дома, но Саша, на всякий случай, чтобы их точно никто не увидел, быстро села  к нему в машину.
У него был очень уставший и расстроенный вид.
-  Александра, - сказал он очень проникновенно, - выходи за меня замуж? Я тебе обещаю, что такого больше никогда не повторится. Я понял, что не могу жить без тебя…
Она молча смотрела на него, не зная, что ответить.
-  Ничего не говори, - попросил он. У нас есть время… впереди целая жизнь.
Они снова вернулись в квартиру в Баре. Интуитивно Саще было неудобно перед Олесей, та откровенно ее осуждала за то, что она вернулась к Виктору. Но Саша подумала о том, что «Ну, вот Олесе уже за тридцать, а она еще не была замужем, ее парень Горан женат… Что, если это -  обычная женская зависть?»
10

Постепенно Саша свыклась с тем, что ее новый мужчина никакой не немец, а косовар с немецким паспортом. В конце концов,  говорят ведь, что «главное, чтоб человек был хорошим?»  Правда, в Сашином случае, это  утверждение было довольно спорным. Виктор не был хорошим человеком в обычном понимании этого слова. У него был салон игровых автоматов в Черногории, и параллельно, он занимался перевозкой наркотиков из Косово в Германию. У него была своя сеть людей,  вовлеченных в этот процесс, он контролировал погрузку товара и отслеживал доставку. Товаром был дешевый косовский героин, а поставщиками – совсем юные девушки из косовских деревень, которые мечтали накопить денег и «открыть свой бизнес». Пока же они под видом студенток возили в Германию наркотики.
О том, что Виктор еще контролировал пару публичных домов в Германии, где работали албанские проститутки,  Саша старалась не думать.
Их быт был налажен, а совместная жизнь вполне гармонична. Пару раз он поднимал руку на девушку, но это были единичные пощечины. Саша усвоила несколько простых правил:
Пьяный Виктор бывает агрессивным, лучше его не провоцировать. Не стоит лезть в его дела и документы. Ну, и не задавать лишних вопросов.
Она  все также работала  администратором зала  игровых автоматов  в Баре, когда Виктор открыл такой же зал в Приштине, столице Косово. Теперь они проводили там все выходные. Их путь обычно лежал через Албанию,  а затем они сворочивали на автобан до Приштины.
11
… Они остановились на одной из албанских заправок со странным названием Kastrati. Из кафе вышел беззубый улыбающийся толстяк. Он поздоровался с Виктором,  и они ушли куда-то внутрь заправки. Молодая носатая девушка жестом предложила Александре сесть за столик на улице и приветливо спросила у нее:
- Coffee?
Саша  кивнула. Ей было как-то неспокойно.
Девушка принесла кофе с двумя кусочками рахат-лукума, чашка не была идеально чистой, также как пыльный пластиковый стол, за котором сидела Саша.  Из двери выехал ребенок на трехколесном велосипеде.
Затем вышел Виктор, и на ходу крикнув Саше:
- Подожди меня, я скоро, - прыгнул в джип и умчался в том же направлении, откуда они приехали. Саша чуть не поперхнулась кофе.
До самого горизонта тянулись невысокие мрачноватые горы ,  по унылой дороге перед заправкой проносились новые машины,  ползли старые «развалюхи», крестьяне гнали тяжело-груженные повозки и даже ехали на ослах. Темнело…
Саша в отчаянии набирала номер Виктора, но он был выключен.
Девушка с заправки  знаками пригласила перепуганную Сашу зайти внутрь и показала ей на лестницу, скрытую в глубине заправки. Как оказалось, на втором этаже была еще пара комнат для гостей. Хозяин заправки жил на первом этаже с дочерью и трехлетним внуком.
Саше постелили очень несвежую постель в одной из двух маленьких душных комнат. Заниматься ей было абсолютно нечем, она не понимала ни слова по-албански,  так что поговорить с людьми было невозможно. Телефон садился, зарядка для него осталась в машине Виктора…
Сначала Саша  тихо поплакала от жалости к себе, глядя на раздавленных комаров на потолке комнаты, потом долго смотрела в окно на пустынную дорогу и черные силуэты гор в ночи. Потом она уснула.
12

На  Kastrati Саша провела ровно два дня. К концу первого дня она смирилась с тем, что уехать с заправки не просто, редкие рейсовые автобусы не останавливались около нее, а местные жители не говорили ни на каком языке, кроме албанского.
Батарея ее телефона разрядилась, и казалось, что жизнь остановилась на пыльной дороге, затерянной где-то посреди Албании, страны самой по себе  диковатой и малоизученной.  Чтобы как-то убить время, в ожидании Виктора, Саша играла с ребенком, помогала Элире, дочери хозяина,  варить бульон и жарить пирожки из кукурузной муки.
Виктор появился к концу второго дня, очень уставший и не выспавшийся, с мешками под глазами.
-  Александра! – он обнял ее так тепло, как никогда. У меня были серьезные неприятности….
Саша только плечами пожала. Да и что тут скажешь?
13
В Приштине в зале игровых автоматов Саша познакомилась с Ардитой, албанкой, которая более-менее сносно говорила по-английски.
Ардита рассказала,  что она – четвертый ребенок в очень бедной семьи из  Саранды. Их отец рано умер, старший брат работал охранником на дискотеке,  мать шила шторы на дому, чтобы как-то свести концы с концами, а младшие близнецы доучивались в школе.  Ардита  нравилась Саше своей улыбчивостью и неизменно хорошим настроением. Она разносила напитки клиентам и иногда ее брали на консумацию.
Однажды к ним в салон приехали какие-то очень шумные и развязные гости, трое мужчин на новеньком porshe. Они пили всю ночь, проиграли несколько тысяч евро и под утро уехали, увезя с собой Ардиту.
На следующий день девушка так и не появилась на работе. Саша, устав звонить на выключенный номер подруги, решила сходить к ней домой. Она снимала комнату в соседнем квартале вместе с другой девушкой, посудомойкой Розафой. Но Розафа не видела Ардиту с тех пор как та ушла на работу вчера рано утром…
Грустная Саша побрела домой. Ее терзали дурные предчувствия. Дома она, уже по привычке, чтобы расслабиться налила себе бокал вина. Виктор заметил ее плохое настроение и спросил, что случилось. Саша списала все на плохое самочувствие, не рискнув спросить про Ардиту. Виктор был веселым и оживленным и сказал, что он заканчивает обдумывание деталей их свадьбы в следующем месяце,  но прежде планирует познакомить Александру с отцом и матерью.
Но в глубине сердца у Саши поселилась тихая тревога, которая раскачивалась как маятник.
14

Через три дня  тело Ардиты было найдено на окраине Приштины.

ubita_sholnica

Полиция зарегистрировала ее смерть, наступившую двумя ранее от удушья.  А до того она была жестоко избита и зверски изнасилована.
Такого мрачного Виктора Александра еще не видела. У нее самой сильно болело сердце,  она пила вино целыми днями, слушала  Земфиру «Вороны-москвички меня разбудили» и не могла заставить себя выйти не то, что на работу, но просто на улицу.
Саше казалось, что все это не может происходить с ней, «хорошисткой» и примерной дочерью, у которой к  тридцати годам  было всего-то несколько неудачных романов, пара экспериментов с «травкой» и несколько походов в московские злачные места с подругами, где она перебрала с текилой, отчего на следующий день ее долго тошнило и рвало. Пожалуй, самым страшным ее «грехом» было курение.
- Ты должна слушаться маму, - внушал ей отец.
- Слушайся отца, - вторила ему мать. И  Александра «слушалась». Возможно, что эта привычка «слушаться взрослых» сохранилась на всю жизнь, взрослая  Саша охотно подчинялась правилам, навязываемым ей другими людьми.
15

Через несколько дней в их заведение нагрянула полиция. Виктор пытался сбежать, но при попытке бегства был ранен полицейскими.  Остальные перепуганные работники зала автоматов  сбились в кучу на полу. Их забрали в полицию на допрос. Сашу допрашивали довольно вяло, задавая ей вопросы типа:
- Как давно вы здесь работаете? Откуда знаете Виктора?
Она что-то отвечала, путанно сбиваясь, рассказав все, что знала про Ардиту и Виктора. Да, она жила с ним, но она почти ничего не знала о его делах.
Она подписала свои показания, и ее быстро отпустили. В дверях  она столкнулась с красивой молодой и заплаканной  женщиной,  у которой на руках сидела совсем крошечная  девочка в ползунках и смешном розовом чепчике, а за руку ее держал малыш лет трех-четырех.
- Жена Виктора Дедая с детьми, - сказал кто-то за спиной Саши. Проходите сюда, пожалуйста…

SIVE3P38uOU

Через два дня  Александра улетала в Москву. Она не чувствовала абсолютно ничего,
кроме пустоты, абсолютной и всепоглощающей, как в старом американском фильме «Бесконечная история», которую маленькая Саша когда-то смотрела в кинотеатре с папой и мамой.
Она проходила регистрацию, как будто «на автомате», сдавала багаж, состоявший из одной сумки, искала нужный выход к самолету…  Удивительно, но с нее даже не взяли подписки о невыезде из страны.
- Ну вот, хоть в чем-то повезло, - грустно усмехнулась она про себя… И еще, мне все-таки  удалось переменить обстановку.
Рассказ основан на реальных событиях.
Косово. Приштина. 2012 год.
_______________________________________________________________________________________
Примечания:
Кафа – кофе (пер. с сербского)

Шопский салат – самый распространенный салат на Балканах, готовят из огурцов, помидоров, лука, обязательно добавляя туда тертый мягкий домашний сыр, заправляя оливковым маслом.

Каймак – кисломолочный продукт, распространенный в Балканских странах, нечто среднее между сметаной, творогом и маслом, подсоленный в Черногории.

Палачинки – блины (пер. с сербского)

Ада Бояна – самый южный песчаный пляж Черногории, протяженностью почти 4 км.

Пляж Боро-Боро – известный в Черногории пляж кайтеров, находится на Велика пляже, недалеко от Ульциня.

Чорба – горячий густой национальный суп, распространенный на Балканах.

Вранац – балканский сорт винограда и получаемое из него одноименное красное вино.
Tags: косово. приштина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments