Лора Зиндер (larazinder) wrote,
Лора Зиндер
larazinder

Интервью с морским чертом

Капитан Евгений Ивченко: Черногория - как капризная любовница, не говорит ни «до свидания», ни «здравствуй», но и не отпускает...




- Океан полон рыбы.
- Мне не хочется тебя расстраивать, но океан не примет твою кредитную карточку
.

"Остаться в живых"


Я сижу на борту настоящего океанского парусного катамарана, пришвартованного в Которской бухте у стен Старого Города, пью «Beefeater» с тоником и веду неторопливую беседу с капитаном дальнего плавания.
Знакомьтесь, Евгений Ивченко,настоящий морской волк, у которого, по его словам, осталось не так уж много «белых пятен» на карте мира.Он говорит «у вас тут на земле, а у нас там в море» и на вопрос об океанских штормах и морских ураганах, только пожимает плечами:
-
- Всякая погода бывала....



- Евгений, как давно вы в Черногории?


- Знаете, у меня с Балканами какая-то своя, особенная астральная связь. Балканы меня зовут... Я был в этом регионе много раз, и во время войны, и после. Но для меня Сербия и Черногория — это, прежде всего, великий и наверное, самый важный писатель 20 века, Милорад Павич. Действие его романов происходит в Белграде, в Которе, в Перасте, в Словении и тд. Очень жаль, что он умер... Так вот, приехав в Черногорию, я приехал в его роман «Ящик для письменных принадлежностей», и, как обычно говорят в интервью, влюбился в эту страну....



- Чем для вас так интересна Черногория?


- Это очень близкая страна для нас по менталитету, но я очень остро чувствую контраст между Сербией и Черногорией, и мне кажется при их разделении, эта маленькая страна, безусловно, проиграла.



- В чем, например?


- Черногория потеряла свой шарм, здесь много исторических памятников, церквей, крепостей, но без Сербии они теперь как бы лишены контекста. Белград, Ниш, Нови Сад пропитаны культурой насквозь. Одно из самых культурных вибрирующих понятий для меня — это белградский университет. Сегодня Черногории не хватает культуры, даже не в смысле театров, хотя и этого тоже, а в более масштабном смысле. Но, несмотря на это, я люблю и уважаю эту страну такой, какая она есть.



- А у вас есть здесь любимые места?


- Одно из самых любимых — это дорога из Цетинье в Риека Црноевича, заброшенная еще со времен последних царей, к реке Црноевича, которая ведет к замечательному месту на Скадарском озере, забыл, как называется...



- Вирпазар?


- Точно! Эта дорога ведет по очень красивому каньону, где я хотел сделать фотосессию. Мы приехали в горы, заблудились, бросили машины и пошли пешком. И вот тут-то случайно и нашли этот самый каньон... Вскоре после этого я покинул Черногорию, попрощавшись с ней, и ушел отсюда, как уходят моряки.



- А как они уходят?


- Ну, мы же никогда не знаем, вернемся ли еще раз в то же самое место... Эта страна для меня, как капризная любовница, которая не говорит ни «до свидания», ни «здравствуй», но в тоже время не отпускает...



- А на ком тогда вы женаты?






- На море... Я родился и вырос в Киеве, и сколько себя помнил, в 3 года ли, в 10 лет или в 15, я всегда знал, что буду моряком.



- То есть выбор профессии был окончательно и бесповоротно решен еще с детства? Дальше только оставалось закончить школу и поступить в мореходку?




- О нет, путь к мечте был не так прост. Это драматически-романтическая история началась с того, что путь в мореходку мне был закрыт из-за проблем со зрением. Но я решил обмануть медкомиссию и выучил всю таблицу наизусть. Но попал на таблицу с кружочками и прорезями, так что мой, как казалось, блестящий план, провалился... Тогда мама посоветовала мне факультет морской геологии в Киевском Университете. Маме очень не хотелось, чтобы я уезжал учиться из Киева в Одессу. Я был домашний ребенок, последовал ее совету, закончил университет, попал после него в армию. Потом я еще лет десять не вспоминал про море, уйдя зарабатывать деньги. Тут как раз началась «эра девяностых», и я был с пацанами, носил спортивные куртки, и прошел по полной все эти «терки-разборки 90-х».



- Веселое было время?


- Очень! Но потом я каким-то образом попал в Москву, где как-то раз одна девушка, с которой у меня были романтические отношения, забыла у меня свой журнал. Итак, барышня уехала, я загрустил, взял ее журнал, как сейчас помню, это был «Cosmopolitan” и открыл его точно на странице с объявлением о наборе в яхтенную школу. Но прежде чем я в нее попал, прошло еще немного времени. Я успел поработать в Москве, сделать карьеру в одной компании, но, в конце концов, все-таки попал на учебную лодку в Афины.



- И что почувствовали, когда мечты начали сбываться?


- Я понял, что это конкретный водораздел: до и после. Как было «до», уже не можешь, а как жить дальше не знаешь...



- А что такого особенного вы почувствовали, оказавшись на лодке? Драйв?


- Нет, просто ощущение, что именно так и должно быть. Потом я один из первых получил в России британские права.



- Чем они отличаются от американских?


- Разница примерно такая же, как между мерседесом и роллс-ройсом.... Нельзя сказать, какая из этих двух систем лучше или хуже. Дело в традициях. Я с детства очень хорошо говорю на английском, поэтому британский яхтенный не был для меня проблемой.



- Вообще, яхтинг же сегодня элитный и дорогой вид спорта? Что называется «не для всех»?


- Нет, вот это как раз главный миф, яхтинг может быть и бюджетным. Аренда лодки, например, это не так уж и дорого. А мода на яхтинг в Россию только приходит. В Британии, например, Франции или Новой Зеландии, яхтинг — это доступный, можно сказать народный вид спорта. И чем больше людей уйдет в море, тем лучше, ведь море учит любви...



- Вот вы — профессиональный моряк, капитан дальнего плавания... Интересно, а сколько зарабатывают моряки?


- Все очень сильно по-разному. Это очень тяжелый труд, и зарплаты бывают от совсем мизерных до очень хороших пакетов, например, у британских моряков. Мы же не попадаем под налогообложение как в любой оффшорной зоне, так как больше 180 дней не бываем в одной и той же стране. Так что, это может быть и три, и пять и восемь и пятнадцать тысяч в месяц. Налоги мы не платим, обуты, одеты, накормлены, нам не нужны машины, брэндовые вещи...



- Дома в портах?


- Да ничего нам не нужно из того, что нужно вам, гражданским людям. В море своя жизнь, свои законы.



- А что же нужно вам?


- Нам? Достаточно лодки под ногами и работу на ней. Я же инструктор, учу яхтингу, катаю людей... Сейчас пришел в Черногорию на вот этом океанском катамаране, это достаточно редкая для Адриатики лодка.



- А вот как вы в море без интернета обходитесь? Или он там есть?


- Да нету в море ни интернета, ни телевидения... Есть связь через спутник. Но это только в портах. Зато без этих дурацких социальных сетей появляется много свободного времени, я веду свой жж, и в планах написать книгу... Как говорил Набоков: «Я хочу остаться хотя бы словом»...



- А какое у вас в мире любимое место, регион, страна?


- Африка, ЮАР.. Знаю, что однажды вернусь в Африку и останусь там жить. Это уникальное место на Земле, колыбель жизни. Там на каждый кубический миллиметр воды и суши такая плотность жизни: акулы, тюлени, жирафы, гориллы, обезьяны... Мы там в гостях у этих существ, которые живут идеально, вот что я понял для себя....



- Какие самые яркие впечатления от Африки?


- Однажды, недалеко от Кейптауна, мы стояли на рейде, и вдруг под лодкой прошла самка горбатого кита невероятных размеров.



- А как по киту можно определить, самец это или самка?


- Конечно, это очень просто, видно по форме плавников... Так вот, она так плавно поднырнула, что не осталось ни водоворота, ни единого пузырька и вынырнула так же аккуратно..



- А она могла бы задеть лодку или напасть на нее?


- Она могла бы все! Но помните, как в буддизме: «Ступайте на землю так, как будто рушите миллиарды миров», то есть пусть каждый шаг будет осмысленным... Нам есть чему у них учиться...



- А с акулами встречались?






- Встречи с ними я ждал 40 лет. Как-то в детстве прочитал книжку, которая меня потрясла, об отношениях человека с акулами, и понял, что теперь моя цель в жизни — увидеть плавник большой белой акулы у себя за кормой...



- И как это было?


- Мутная зеленая океанская вода... В 300 м от берега, единственное место в мире, где акулы выпрыгивают из воды. Это тоже в ЮАР, они там живут, размножаются. Зрелище просто невероятное красивое, когда существо весом с 2 тонны показывается из воды...







- Чем еще так привлекает Африка?


- Помните фильм «Кровавый алмаз»?



- Конечно, это один из моих любимых фильмов с Ди Каприо


- Да, он там неплохо говорит на африканс, и бросает такую фразу: «Ди Ай Эй», что переводится как: «Это — Африка». Есть такой синдром тяги к этому самому, пожалуй, загадочному континенту. Люди, бросают жизнь в уютной европейской стране и остаются в Африке работать за еду.



- Дауншифтеры?


- Ну, я не люблю ярлыки... Но этот термин — спорное понятие. Кого считать дауншифтером: наркомана, сдающего свою квартиру в столице и переехавшего на Гоа в землянку курить бамбук или людей, которые поехали отдыхать в Африку, остались там учить детей или спасать пингвинов от разлившейся нефти?



- Дело, наверное, в образе мышления, в поступках... А как вообще в море с погодой, попадали в сильные штормы, ураганы?


- У нас не принято об этом говорить, скажу так: разная погода бывала... Энергия океана и моря такая огромная, лишенная наших ярлычков. Она не показывает характер, это просто наши комплексы.



-Какие места считаются страшными или опасными?


- Ну, лучшее средство от морской болезни — тень от дерева... Есть не то, что страшные места, скорее мощные места и мощная погода. Южный океан, например, мыс горн и мыс Доброй Надежды. Это кухня погоды, место где 360 дней в году запредельная штормовая погода, огромные ледяные волны, сильный ветер. Самые интересные гонки проходят именно там.



- А какие традиции существуют у современных моряков?






- Как раз пройти мыс Горн, одно из самых важных мест для моряков, это как инициация для моряков, пройти это место, означает удовлетворить главные мужские амбиции.



- А какие у вас дальше планы?


- После Черногории пойти на Карибы, выучить испанский, вообще «карибский» - это супермегасостояние души. Есть еще много стран на Карибах, где я не был. В Венесуэле, например, это шикарная страна для яхтинга.



- Да, Венесуэла и Карибское море — райские места...






- Пока «гринго» там все окончательно не испортили и не превратили эту последнюю «резервацию чистой любви» во Флориду, а я не люблю стандарты. А, вообще-то, у моряков не принято строить планы...


По материалам информационного-развлекательного журнала "Follow.ME". Июнь 2011.
Tags: Евгений Ивченко, Котор, Лора Зиндер. журнал "Follow.ME". Черного, Милорад Павич. Мыс Горн. Мыс Доброй Наде
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments