Лора Зиндер (larazinder) wrote,
Лора Зиндер
larazinder

О жизни оппозиционеров в Черногории




Городок в западно-американской степи. Салун.

За столом сидят два ковбоя, местный и приезжий, и пьют виски.

Вдруг по улице кто-то проносится на огромной скорости,

паля во все стороны из револьверов. В салуне никто и ухом не ведёт.

Приезжий местному:
— Билл?
— Да, Гарри?
— Что это было, Билл?
— Это был Неуловимый Джо, Гарри.
— А почему его зовут Неуловимым Джо, Билл?
—Потому что его никто еще не поймал, Гарри.
— А почему его никто ещё не поймал, Билл?
— Потому что он нафиг никому не  нужен, Гарри.

В ресторане элитного комплекса «Dukley Gardens» как обычно полупустынно,

поэтому выбрав столик «на первой линии», и удобно устроившись с ноутбуком на мягком белом диване с «роскошным видом на изумительный Старый город», как пишут PR-менеджеры комплекса в своих рекламных текстах, прошу у официанта чай. Вместе с чаем официант приносит булочки, при взгляде на которые начинаю сомневаться в своих намерениях «срочно начать худеть с понедельника».

Но ведь этот понедельник – не последний?

Соседний столик занимает очень пожилой мужчина в старом потертом пиджаке, растянутой майке-алкоголичке и смешных ботинках с загнутыми носами а-ля-Старик-Хоттабыч.

Он, как и я, достает ноутбук, открывает skype и сразу же начинает кому-то звонить по громкой связи.

Я пытаюсь отвлечься от соседа и углубиться в написание статьи «Все злачные места Черногории», но громкий диалог не дает мне сосредоточиться.

-       Ты когда мне денежку переведешь? – спрашивает у деда мелодичный голосок.

-       Милая, ты же знаешь, сейчас тяжелый момент, оппозиция переживает не лучшие времена. Финансирование ухудшилось, ждем нового транша. Вот будут вливания и сразу купим тебе новый iphone, зайчик.

-       Мне все равно, - капризничает юное создание. Я себе приглядела уже новый браслетик «Pandora» за пять тысяч рублей в «Меге».

Дед пытается «соскочить» с темы:

-       Котик, я люблю тебя. Мы скоро будем вместе. И всех победим. А сейчас, сладенькая, я уже не могу говорить с тобой, мне к интервью надо готовиться.

Я внимательнее вглядываюсь в деда из-за своих темных очков и внезапно до меня доходит: «Это же Лузман, московский пиарщик, переехавший к нам в Черногорию!»

В свете последних событий в мире таких как война на юго-востоке Украины, финансовый кризис, рост евро с долларом, за последний год наш сонный уклад «полако» в Черногории был растревожен как маленький улей с десятком пчел. Информационная пропаганда и здесь нашла свою аудиторию. Многие «эмигранты» сидя в прибрежных кафе с чашечкой кофе или бокальчиком вина, вели активную политическую борьбу в социальных сетях, кроя «врага» возмущенными постами в facebook и провокационными картинками из интернета из самых теплых патриотических чувств и на волне проснувшейся большой любви к России или Украине.

- Ну, и зачем вы войска к нам ввели? – спросил меня взволнованно как-то знакомый блоггер   при встрече в Старом городе. Его вопрос мне польстил. Хотя, к моему большому сожалению, российское правительство откровенно игнорирует мою персону, не то что не советуясь со мной, но даже не сообщая о своих стратегических планах и геополитических намерениях…

Григорий Лузман, скромный российский пиарщик, «бежал» из России в Черногорию, сдав свою двушку на Автозаводской, объявив себя ярым оппозиционером и противником путинского режима. Как в известной басне Крылова «Ай, Моська! знать она сильна, что лает на Слона!».

-       Эй, - говорит этот великий человек официанту. А че ты мне булок не принес, как у нее? Он тычет пальцем в мою сторону.

Я чуть ли не давлюсь своей булкой, но делаю вид, что не слышу диалог Лузмана с официантом. Официант с извинениями направляется в сторону кухни, откуда выносит большую, видимо, «штрафную» тарелку с хлебо-булочными изделиями.

-       Чай стоит евро, и еще без булок, блин принес - бурчит совсем по-стариковски борец с режимом.

В ресторан заходит молодой парень с фотоаппаратом и неуверенно направляется к Лузману.

-       Добрый день, - говорит он, с придыханием глядя на него. – Антон Селедкин, журналист. Мы с вами договаривались об интервью, помните?

Лузман, небрежно развалившись на диване, продолжает жевать булку, прихлебывая чай, и даже не смотрит в сторону журналиста.

Тот, робко присев на краешек дивана, вытаскивает из кармана обшарпанный диктофон. Интервью начинается.

-       Г-н Лузман, - говорит журналист, - расскажите про вашу политическую борьбу, с чего все началось и как вы стали оппозиционером.

Лузман, довольно прихлопнув себя по пивному животику, пускается в долгий рассказ, пересыпая его нудными подробностями из своей личной жизни, цитируя расхожие фразы Ошо «о любви и гармонии».

Журналист также не блещет особой эрудицией, выдавая блоки банальнейших вопросов.

-       Какие у вас планы на будущее? – спрашивает он.

-       Бороться, - говорит торжественно Лузман. И напишите там у себя, где вы пишете, я очень люблю Украину, это - братский нам народ. Здесь, в изгнании, и вдали от Родины нам тоже нелегко, конечно. Но мы с ними всей душой!

Лузман еще какое-то время надувал щеки, позируя журналисту, затем Селедкин сфотографировался с ним «для своего инстаграма», как он объяснил чуть смущаясь и робея перед харизмой «самого Лузмана».

Оставшись в одиночестве, оппозиционер снова начал названивать кому-то в скайпе, жалуясь как его совсем замучали местные СМИ, «буквально шагу нельзя сделать из дома, чтобы какой-нибудь журналист или блоггер не прицепился бы ко мне», как он выразился.

А я надолго задумалась о нелегких революционных путях и решила рассмотреть в самом недалеком будущем такую возможность для себя как «не вступить ли и мне в оппозицию?»

Любить Украину можно по-разному. Но зачем лезть под пули или рискуя собой вывозить мирных жителей из зоны боевых действий?

Гораздо удобнее «бить» врага с уютного Адриатического побережья. А если, вдруг понадобится что-то в России, поискать клиентов на выставке недвижимости или бумаги какие оформить, то, ничего не мешает «борцам с режимом» купить билет на самолет и прилететь в Москву.

Когда-то Ленин инкогнито прибыл в Петроград через Финляндский вокзал совершить революцию, наш путь через терминалы Домодедово не так труден и извилист. Печать в паспорт на пограничном контроле, отсутствие необходимости в конспирации, и вот уже «борцы с режимом» на родине. Но, как говорится, «труба зовет», и купив гречки с селедкой, «эмигранты» вновь устремляются вести «тяжелый бой» с врагом из прибрежных кафан и с черногорских пляжей…

Tags: оппозиционеры в Черногории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment